July 19th, 2019

далее Пригожин

01:08 19.07.2019

Автора во многом можно читать как продолжение "Истории философии", потому что он много проходится по последним векам, описывая трансформацию философской мысли.

Но при этом он очень интересно описывает борьбу философии и точных наук.
Дело в том, что до 17-18 веков (до Ньютона) как таковой единой науки не было. Были отдельные дисциплины для отдельных явлений. Была математика, которая в основном достаточно плохо ложилась на природные явления, потому что не было интегралов и мнимых чисел.
И поверх всего этого некой объединяющей силой была философия, которая разрабатывала разные точки зрения на мир. Мир как механизм, мир как живое существо, мир как иллюзия и тому подобное. Каждая точка зрения разбиралась и в ней искали сильные и слабые стороны.

Однако после Ньютона и его последователей - в 18-19 веках физика попыталась заменить собой философию. Физика фактически объявила себя религией, заявила, что мир это математический механизм, и все остальные точки зрения на него неверные, и нужно просто найти исходный код вселенной.
Таким образом физика попыталась сама объединить все науки.

В двадцатому веку, после Эйнштейна и опять же, его последователей, этот подход развалился. Оказалось, что отдельные части физики никак не желают стыковаться в единый механизм. Наука естественно до сих пор пытается связать свои части, в частности на это направлена известная теория струн. Однако до сих пор это не получилось.

Но, как бы странно это не показалось, такое развитие событий предполагал еще Кант в "Критике чистого разума" в 1781 году, где он пытается вернуть физику на место технической дисциплины, которая да действительно позволяет продвинуться в построении машин. Однако он уже тогда замечал, что математический аппарат кроме своих достоинств (однородность, например) имеет и недостатки (например, однородность).

Собственно, об этом я писал в прошлом посте по Пригожину. Именно предположение об однородности мира не позволяет физике эффективно находить точки бифукации, потому что точные науки отказываются в принципе рассматривать трансформацию систем, для них система есть одна - весь мир, и она едина. Ну окей, есть обычный мир и есть нано. Две сисемы. Но они очевидно же тоже являются частями одной, просто мы еще не поняли, как их объединить.

Короче, уже Кант предлагал физике вернуться на свое место под крыло философии вместе со всеми остальным науками типо лингвистики, биологии, экономики и т.д.
Физика сопротивлялась, и до сих пор сопротивляется, и эта битва физики (единого механистического взгляда на мир) и философии (разработки множества разных взглядов) идет до сих пор.

линк на оригинал записи

Пригожин

13:13 19.07.2019

"Природа, писал Планк, по-видимому, отдает «предпочтение» определенным состояниям. Необратимое увеличение энтропии diS/dt описывает приближение системы к состоянию, неодолимо «притягивающему» ее, предпочитаемому ей перед другими, — состоянию, из которого система не выйдет по «доброй воле».

Сколь чуждым выглядит такой язык по сравнению с языком динамики! В динамике система изменяется вдоль заданной раз и навсегда траектории, не забывая начальную точку (так как начальные условия определяют всю траекторию при любых значениях времени). В случае же изолированной системы все неравновесные ситуации порождают эволюцию к равновесному состоянию одного и того же типа. К моменту достижения равновесия система забывает свои начальные условия, т. е. способ, которым она была приготовлена.

Мы сталкиваемся, таким образом, с двумя принципиально различными описаниями: динамикой, применимой к миру движения, и термодинамикой, наукой о сложных системах, наделенных внутренней способностью эволюционировать в сторону увеличения энтропии.
"

линк на оригинал записи

Бергсон

14:43 19.07.2019

"Простота присуща самому объекту, а бесконечная сложность — точкам зрения, с которых объект открывается нам, когда мы, например, обходим вокруг него, символам, в которых наши чувства или разум представляют нам объект, или, более общо, элементам различного порядка, с помощью которых мы пытаемся искусственно имитировать объект, но с которыми он остается несоизмеримым, будучи другой природы, чем они. Гениальный художник изобразил на холсте некую фигуру. Мы можем имитировать его картину многоцветными кусочками мозаики. Контуры и оттенки красок модели мы передадим тем точнее, чем меньше наши кусочки по размеру, чем их больше и чем больше градаций по цвету. Но нам понадобилось бы бесконечно много бесконечно малых элементов с бесконечно тонкой градацией цвета, чтобы получить точный эквивалент фигуры, которую художник мыслил как простую, которую он хотел передать как нечто целое на холсте и которая тем полнее, чем сильнее поражает нас как проекция неделимой интуиции"

Это все заход в ту сторону, что простой исходный код может генерить бесконечно сложные структуры. Это кстати работает даже если не принимать во внимание воздействия среды, что мы видим, к примеру, во фракталах.

линк на оригинал записи

И далее Пригожин

18:14 19.07.2019

Автор описывает как квантовая механика изменила представления людей о мире.
Посыл задал Бор в 1913 году, когда определил, что электроны могут находиться только на определенных орбитах (см. постоянная Планка). Более того, электрон не просто всегда находится на той или иной орбите. Он перемещается между орбитами при помощи гиперпространственных прыжков. То есть нет такого момента времени, когда электрон находится между двумя орбитами ядра. Он всегда либо на одной, либо на другой.

Ничего похожего в классической (но тот момент) физике не существовало. Нет такой вещи в наблюдаемом мире, которая бы мгновенно перемещалась между заданными значениями, никак не проходя промежуточные пункты, и это поведение никак не стыкуется с обычной физикой и до сих пор нет общепринятой теории, которая бы это объясняла.

Однако, окей, состыковать не получилось. Но нужно было найти тогда какую-то свою собственную логику для квантовой механики. И это оказалась, внезапно, логика программ. К примеру, можно же представить, что электрон это целочисленная переменная? Можно представить, что есть некая функция, которая объясняет его поведение, и есть некий массив значений, которые эта функция может принимать. Есть сигналы-операторы, которые включают функцию, подают ей сигнал на вход и получают значение из массива на выходе.

То есть в квантовой физике нашли реально исходный код природы. Фактически, матрицу, привет.

А потом (см 1927, неопределенность Гейзенберга) все оказалось еще сложнее, когда оказалось, что мы не можем точно определять параметры переменных. То есть можем выбрать часть параметров и определить их, но это закроет нам возможность определить остальные.
То есть получилась матрица, с вшитыми программами (агентами) защиты данных.

Если идти дальше, от того, что мы можем определить только часть параметров системы, значит оставшиеся параметры всегда находятся в облаке вероятности. Значит система всегда находится одновременно во всех своих возможных состояниях, причем не только до попытки ее исследовать, но и после. Значит система вообще всегда находится во всех своих состояниях, и то, что мы ее не видим таковой - это уже проблемы наших органов чувств (см мой пост про стопку карточек). Это фактически уничтожает понятие "объективности".
Нет объективного единственного верного состояния мира. До двадцатого века физика считала, что такое состояние есть, но только не получается его высчитать. Квантовая механика ответила на это - нет вообще. Считай, не считай. Даже у малейшей частицы не высчитаешь параметры, потому что часть параметров принимают сразу все значения, и все они верные.
(Это если не допускать реального существования "Агентов Господа Бога", которые намеренно скрывают информацию.)

линк на оригинал записи

Гарднер

19:27 19.07.2019

"Некоторые явления идут в одну сторону не потому, что не могут идти в другую, а потому, что их протекание в обратом направлении весьма маловероятно"

Это утверждение (известное в науке как "демон Максвелла") кстати позже опровергли. Это противоречит интуиции, но оказалось, что вероятность тех самых "некоторых явлений" не близка к нулю, а таки нулевая. К примеру не может такого был, чтобы весь кислород случайно собрался в одной половине комнаты, так, чтобы человек заходнулся. Это не "маловероятно" - это невозможно (Во всяком случае если рассматривать комнату как замкнутую систему.) так как противоречит второму началу термодинамики: правилу возрастания энтропии со временем.

линк на оригинал записи