Emer (emmmmer) wrote,
Emer
emmmmer

27-30 Ноября 1917

23:46 11.12.2017

27 ноября

Бенуа
Вчера у Таманова в кабинете я слышал негодующие слова, вызванные распоряжением Луначарского передать какие-то украинские исторические реликвии приехавшим за ними в Петербург представителям Рады. Верещагин заявил, что если Луначарский не возьмет обратно своего распоряжения, то ему, Верещагину, придется уйти. Но Луначарский, к которому Верещагин сразу обратился с толковой и достаточно строгой речью, сразу сдал позиции, указывая, впрочем, что притязания Рады имеют в виду малоинтересные предметы («всего пару бунчуков и одну пушку»), не имеющие никакого художественного значения. С другой стороны, политическая польза, которая проистекла бы от такой уступки, была бы велика. Но вот не успел Анатолий Златоуст нас успокоить, как вваливается сам представитель Украинской рады — черномазый, довольно уже пожилой хохол, который тут же выдает Луначарского в том смысле, что, с его слов, требования Рады оказываются не только более значительными, но и в некотором отношении «беспредельными»: целая серия бунчуков, знамен; «историческая булава», сабля Мазепы и вообще все, что найдется в петербуржских и московских хранилищах, имеющее отношение к Украине.
Мало того, на все красноречивые и ласковые убеждения Луначарского повременить, погодить до обсуждения вопроса в Государственном совете по делам искусства хохол стал ему грубить и даже вдруг объявил, что Россия — какой-то «винэгхрет народов», а Петрограду без Украины просто «гхибель», что Украина его кормит и без украинского хлеба он сдохнет с «гхолоду. Но не так-то легко справиться с нашей сиреной. Напротив, она в чрезвычайно складной, по всем правилам софистики составленной речи постепенно ублажила хохла, и тот, напялив свою каракулевую шапочку и свое поношенное пальтишко, не без конфуза удалился. Бедный Анатолий, не раз тебе придется свои утопии проверять на подобных столкновениях с действительностью!


Министр иностранных дел Австро-Вернгии Чернин
За последние дни я получил надежные сведения о большевиках. Вожди их почти все евреи с совершенно фантастическими идеями, и я не завидую стране, которой они управляют. Но нас, конечно, в первую очередь интересует их стремление к миру; а оно как будто налицо; дальше вести войну они не могут.
У нас в кабинете намечаются три направления: первое не принимает Ленина всерьез и считает его калифом на час, второе, хотя с этим и не согласно, но протестует против переговоров с революционером такого сорта; а третье, представленное, насколько мне известно, приблизительно только мной, пойдет на переговоры, несмотря на шансы появления новых халифов на час и на несомненную революцию. Чем меньше времени Ленин пробудет у власти, тем скорее нужно приступать к переговорам, потому что какое бы правительство ни заступило его, оно все равно уж не возобновит войну, а создать себе в партнеры русского Меттерниха, раз его нет, я конечно не могу.


Бьюкенен
Моим единственным стремлением и целью всегда было удержать Россию в войне, но невозможно принудить истощенную нацию сражаться вопреки ее собственной воле. Если еще что-нибудь может побудить Россию сделать еще одно усилие, то это сознание того, что она совершенно свободна действовать по собственному желанию, без всякого давления со стороны союзников. Существуют данные, доказывающие, что Германия старается довести дело до непоправимого разрыва между нами и Россией для того, чтобы подготовить почву для германского протектората, который она надеется в конце концов установить над этой страной. Для нас требовать своего фунта мяса и настаивать на том, чтобы Россия исполнила свои обязательства, вытекающие из соглашения 1914 г., значит играть в руку Германии. Каждый день, что мы удерживаем Россию в войне вопреки ее собственной воле, будет только ожесточать ее народ против нас. Если мы освободим ее от этих обязательств, то национальное чувство обратится против Германии, если мир будет оттягиваться или будет куплен на слишком тягостных условиях. Для нас вопрос жизни и смерти — отпарировать этот последний ход Германии, так как русско-германский союз после войны будет представлять вечную угрозу для Европы, особенно же для Великобритании.

Джунковский
Я фактически перестал командовать корпусом, перестал ездить по частям своего корпуса, т. к. это уже было бесполезно, я не мог отдать ни одного приказания, не зная, будет ли оно в соответствии с новыми взглядами, не последует ли свыше противоположное распоряжение.
Я сидел у себя дома, получая телеграммы донесений, которые, если требовали распоряжения, сообщал в комитет, который фактически и ведал всеми делами; моя роль ограничивалась резолюциями на текущих бумагах и подписыванием приказов, вел я жизнь непривычную для меня: вставал в 9 часов, два раза в неделю продолжал принимать доклады начальников отдельных частей корпуса; в 1 час обедал с чинами штаба, потом сидел дома, читал, раскладывал пасьянс, в 8 часов ужинал, затем принимал доклады, вернее, беседовал и отводил душу с начальником штаба, опять садился за пасьянс и в 12 ночи ложился спать.
Так каждый день. Иногда, чтобы развлечься, ходил с начальником штаба в кофейню в местечко Мир, где давали очень вкусный кофе по-варшавски с чудным домашним куличом. Кофейня эта была очень чистая, опрятная, хозяева — поляки, очень милые люди; выезжал очень редко в полки, было тяжело ездить, смотреть на разруху и не иметь возможности ничего улучшить, было нестерпимо.


28 ноября

Бьюкенен
Я получил ноту от Троцкого с требованием освобождения двух русских — Чичерина и Петрова, интернированных в Англии за пропаганду против войны, которую они, очевидно, вели среди наших рабочих. Русская демократия не потерпит, — заявляет нота, — чтобы двое ни в чем неповинных русских подданных находились в заключении в то время, как британские подданные, ведущие активную пропаганду в пользу контрреволюции, остаются безнаказанными.

Русское слово
Большевистский Военно-революционный комитет выпустил воззвание против Рады. Воззвание отвечает, что Центральная Рада была сначала в союзе с ними, ныне же определенно порвала с большевиками и начинает борьбу с ними. Поэтому Военно-революционный комитет в свою очередь тоже объявляет борьбу Центральной раде, настаивая на ее переизбрании съездом Советов депутатов Украины.

Урусов
Одной из причин неуспеха воззваний Крыленко, оказывается, является нежелание солдат идти домой, где есть нечего, а работать нужно — а в окопах они ничего не делают и едят из казенного котла.

29 ноября

Окунев
Англичане заняли Иерусалим и объявили евреям, что те могут устраиваться в Палестине и основывать свое свободное государство.

Луначарский
Вчерашнее всемирно-историческое событие (объединение с крестьянством и заключение предварительного перемирия), конечно, сильно укрепили нашу власть, и, быть может, сегодня результаты скажутся, но она все еще пока не целиком в наших руках: финансы еще сопротивляются, а благодаря этому все еще не отправлен наш курьер. Но завтра-послезавтра он поедет, так что все-таки выигрыш будет заметный даже для тех писем, которые «ждут» его.
Надеюсь, что со «взятием» финансов разрешим мы и вопрос об эмигрантах, и вы, мои ненаглядные, чудные, вернетесь к обожающему вас вашему папе.
На место Сухановых других друзей у меня не нашлось, кроме Лещенко (обоих), с которыми у меня очень добрые отношения.
Одно время очень восторженно относилась ко мне прекрасная по натуре своей большевичка Покровская, премилый человек, но теперь она завалена работой и влюблена! Так что ни у меня никто и я ни у кого вот уже месяц совсем не бываю, т.е. по знакомству. Деловые отношения у меня, напротив, весьма многочисленные. Среди них есть очень приятные: Тема Киммель, Бенуа, профессор Рейснер, Маяковский, Брик и многие другие.
Одно время я бывал у Горьких (когда был председателем Совета по заведованию Народными домами с Андреевой — моей помощницей). Но теперь они злые враги нашего «режима, и я их избегаю.


Урусов
Немцы по всем признакам очень устали — несмотря на наше предательство, дающее им возможность распоряжаться свободно войсками с нашего фронта, они не могут разбить итальянцев и биты англичанами.
О сепаратном мире с нами они еще не думают — они, конечно, стараются оторвать союзников от России и тогда заключить общий мир за наш счет — это им пока не удается, но они изменят свою линию поведения только тогда, когда Ленин и К° изживут себя и будут переработаны и обезврежены организмом России. Если наметится признак возрождения России, немцы в России захватят все, что только смогут, и постараются военной удачей вывести нас из игры — и опять-таки немцы на нас отыграются. Но общий голос говорит, что мы дольше не можем продолжать воевать — мы всегда воевали кустарным образом, и я совершенно не вижу, почему, переболев зимой, мы не сможем выстрелить весной по немцам — а нам ведь нужно только устоять на ногах, чтоб иметь право сесть за стол победителей.


30 ноября

Николай не сдержался
Тошно читать описания в газетах того, что произошло две недели тому назад в Петрограде и в Москве! Гораздо хуже и позорнее событий Смутного времени.

Императрица Мария
Я наконец-то получила письмо от моего любимого Ники из Тобольска, такое красивое и трогательное, что я едва не разрыдалась. Оно пришло почтой, это просто непостижимо. В адресе вычеркнуты все титулы, зато добавлено — «Романовой». Тем самым они, по-видимому, надеются нанести мне оскорбление. Нас они по возможности унижают во всем. Ну и пусть, меня это не волнует, лишь бы письма приходили.

Сорокин
Опубликованы предварительные результаты выборов. Большевики проиграли. Вместе с левыми эсерами они далеко позади правого крыла эсеровской партии по числу мест в Учредительном собрании. Я со своими товарищами набрал на выборах в Вологодской губернии около 90% голосов. Вчера вечером мы отметили это в высшей степени экстравагантным банкетом. Каждый съел кусочек хлеба, половинку сосиски, консервированные персики и выпил чай с сахаром.

Надежда Тэффи
Выборы прошли, по-видимому, благополучно. Ни бесчинств, ни эксцессов, ни прочих модных терминов, заключающих в себе широкое понятие от уличного скандала до массового убийства, в газетах не заметно. Вероятно, эксцессы начнутся после подсчета голосов. Тайна подачи голоса сохранена свято. Но — увы! — нет ничего тайного, что бы ни сделалось явным!
Вероятно, поэтому в одном из полков Петроградского гарнизона солдатам раздавали от полковых комитетов с грациозной откровенностью прямо один список №4. Чего там в прятки играть — люди свои.


Бенуа о призвании временного правительства (собравшегося из совсем каких-то левых недобитых министров) защитить Учредительное Собрание от большевиков
Напрасно поверил Робьену (и своему собственному чувству), будто кризис рассеивается. Я не придал большого значения выходке Временного правительства, выступившего в газетах с напоминанием о своем существовании и о том, что оно обладает правом назначения Учредительного собрания. Это нечто очень неуместное и совсем никчемное, но благодаря этому снова могут пострадать кое-какие несчастные простофили вроде женского батальона или юнкеров!
Ведь говорят же (Гиппиус вечером подтвердила), что теперь формируются «кадетские» батальоны из гимназистов; в Тенишевской гимназии и у Мая все мальчики уже такие кадеты! Гораздо хуже то, что изоляция Смольного продолжается, и едва ли найдется какой-либо безболезненный выход из положения. Сегодня закрыли городскую думу, и граждане приглашаются к новым выборам…


Маннергейм
Прежде дорога до Петрограда занимала всего два дня, но сейчас следовало приготовиться к нескольким суткам пути, кроме того, поезда были ужасно переполнены, пассажиры и пошевелиться не могли. Чтобы уберечься от возможных неприятностей, я обратился к коменданту города, который, как выяснилось, в прошлом был командиром Ахтырского гусарского полка, и попросил, чтобы мне предоставили целый вагон. Комендант выполнил мою просьбу.

Паустовский
Россия как бы вновь распалась на мелкие удельные земли, отрезанные друг от друга бездорожьем, прерванной почтовой и телеграфной связью, лесами, болотами, разобранными мостами и внезапно удлинившимся пространством.

Кушников
Сегодня в 12 час. из штаба дивизии поручик Борзаков пошел к немцам парламентером; его послало соединенное собрание комитетов, корпусного и дивизионных. Результат! 21 час. 32 мин. получили уведомление из дивизиона, чтобы два дня не открывать огонь. Н.Ф. говорит, что Борзаков был в начале войны в нашей бригаде казначеем, потом был от нас вышиблен, попал каким-то чиновником не то в штаб дивизии, не то в штаб корпуса; Н.Ф. уверяет, что был он отъявленный подлиза, никто его не любил, но его все же «за заслуги» произвели в офицеры. А теперь он кто? Что он сделал? Совершилось! Завтра будет братание уже позволительное, тогда как еще сегодня мы выпустили 7 гранат. Завтра у нас будет на передовом наблюдательном пункте сидеть человек — солдат из боевого комитета — и «разрешать нам стрелять.

Ипатьев
Началось повальное дезертирство с фронта, и на улицах Петрограда можно было наблюдать массы солдат, едущих домой с Северо-Западного фронта и из Финляндии. Солдаты шли по улицам в полном снаряжении, приходили на вокзалы и требовали немедленно поездов для отправки их домой, угрожая убийствами в случае отказа. Петроград представлял ужасную картину, в особенности было жутко по вечерам, так как улицы были безлюдны, освещение было слабое, автомобилей и извозчиков не существовало, а на улицах валялись трупы подохших от голода лошадей.

Петлюра
Украинское войско должно являться опорой порядка на Украине и на фронте, где никакого братанья не должно быть. Всякие бунты и непорядки прекращать, когда то нужно по законному распоряжению вооруженной силы.

линк на оригинал записи

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments